16.05.2014. Пленарное заседание «Слово об Учителе»

Учитель с большой буквы

В рамках конференции «Метаморфозы культуры на рубеже тысячелетий: Пространство диалога» прошло пленарное заседание «Слово об Учителе», на котором ученики доктора филологических наук, профессора и основателя гуманитарного факультета НГУ Кирилла Алексеевича Тимофеева делились воспоминаниями о нем.

Декан ГФ НГУ, доктор филологических наук профессор Леонид Григорьевич Панин представил доклад «К 100-летию профессора Кирилла Алексеевича Тимофеева: духовные истоки Учителя», в котором рассказал о дедушке Кирилла Алексеевича, священнике Русской Православной Церкви, миссионере и просветителе – Василии Тимофеевиче Тимофееве. Василий Тимофеевич родился в 1836 году в деревне Никифорово (Чиябаш) Мамадышского уезда Казанской губернии в крестьянской семье. Он прошел большой жизненный и духовный путь от крестьянского мальчика до просветителя кряшин. Василий Тимофеевич стал первым священником, проводившим богослужения на татарском языке. Он был учеником и соратником замечательного человека и ученого с мировым именем Николая Ивановича Ильминского, по инициативе которого в Казани в 1864 году была открыта Центральная крещёно-татарская школа. Отец Василий был приглашен в нее в качестве первого учителя и заведующего. Благодаря его стараниям школа стала ярким явлением своего времени, поэтому ни одно императорское посещение Казани не обходилось без визита в это учреждение. За свою просветительскую и миссионерскую деятельность Василий Тимофеевич был удостоен высоких наград: в 1866 году он был пожалован золотой медалью «За усердие» для ношения на шее на Владимирской ленте, в 1887 – золотым наперсным крестом от Святейшего Правительствующего Синода, а в 1892 году – орденом Святой Анны 3-й степени.

Доктор филологических наук профессор Нина Александровна Лукьянова прочитала доклад «Проблема слова в трудах К. А. Тимофеева». Кирилл Алексеевич был человеком широкой лингвистической эрудиции: его труды посвящены различным актуальным и спорным вопросам морфемики, словообразования, словопроизводства, морфологии, синтаксису, лексикологии и истории русского языка. На каждый из этих вопросов у него был свой взгляд, который он выражал просто, но всегда четко и ясно. Одним из таких вопросов была проблема слова, о которой подробнее рассказала Нина Александровна. В своих работах Кирилл Алексеевич, как и другие ученые-филологи, называл ведущей традиционную классификацию слов по частям речи. Части речи он именовал самостоятельными словами в оппозиции служебным, при этом он отмечал, что эти критерии не могут быть применимы к местоимениям. В статье «Местоименная система речи» (1994) Кирилл Алексеевич предложил следующее решение проблемы: «местоимения это не особая часть речи, находящаяся в одном ряду с такими частями речи как существительное, прилагательное, глагол и т.д., это особая местоименная система частей речи». В таком случае в русском языке представлены две системы частей речи. Слова первой системы называют обозначаемое, это называющие, номинативные слова; слова второй системы указывают на обозначаемое, это указующие, дейктические слова. Таким образом, в концепции Кирилла Алексеевича части речи представлены как двуполярные или зеркальные.

С завершающим докладом выступил доктор философских наук профессор Олег Альбертович Донских, который рассказал слушателям о встречах с Кириллом Алексеевичем в годы своего студенчества и о том, каким человеком был его Учитель. Рассказал получился душевным, живым и трогательным. Олег Альбертович приводил ситуации из жизни Учителя, которые характеризуют Кирилла Алексеевича как доброжелательного и непосредственного человека: – Трудно встретить более искреннего и доброжелательного человека в отношении к другим людям: для Кирилла Алексеевича был интересен каждый, с кем он встречался. И он будто бы сразу предполагал, что перед ним хороший человек. Самое ругательное выражение, которое я слышал от него – «не мудрый». Я не знаю другого такого лектора, который во время лекции мог бы вдруг заметить что-то на парте, приподнять очки, внимательно на это посмотреть и воскликнуть: «Какая замечательная мокрица!», – с улыбкой говорит Олег Альбертович. Благодаря его рассказу слушатели узнали о любви Кирилла Алексеевича к духовной музыке: – В доме у Кирилла Алексеевича я впервые услышал мессы Чайковского и Рахманинова, замечательную церковную музыку Бетховена. Он был очень религиозным человеком. Наверное, поэтому Кирилл Алексеевич всегда был терпим по отношению ко взглядам других людей, если эти взгляды не противоречили моральным принципам. В завершение своего выступления Олег Альбертович отметил, что влияние Учителя было многогранным, как и он сам. Его доброта, культура, мудрость и знание сыграли важную роль в становлении учеников.

В конце пленарного заседания участники конференции посмотрели фильм Алексея Кожемякина, посвященный Кириллу Алексеевичу. Он содержит фрагменты интервью и цитаты из дневниковых записей, на основе которых строится рассказ от лица Кирилла Алексеевича о его жизни до и после приезда в Академгородок, а также о его увлечениях и преподавательской деятельности. Зрители завороженно следили за памятными кадрами из фильма, ведь для коллег и учеников этот фильм возможность еще раз увидеть и услышать любимого Учителя. Пленарное заседании прошло в неформальной, можно сказать, семейной атмосфере, где слушателей и докладчиков объединили чувство благодарности к Учителю и теплые воспоминания о нем.

Дарья Гревцова

16.05.2014. Пленарное заседание.

Для просмотра альбомов нажмите на фотографию

Фото: Антон Уницын                                Фото: Аскар Артамонов

FirstPlenary Unitzin FirstPlenary

16.05.2014. Секция 1 «Пространство синтеза».Фото: Юлия Коновалова

Для просмотра альбома нажмите на фотографию

ProstranstvoSinteza

16.05.2014. Секция 2 «Классика – авангард – постмодернизм: к проблеме преемственности культурной традиции»

16 мая на второй секции конференции было представлено девять докладов. Участники научной дискуссии рассмотрели проблемы современной культуры, этапы изменения направлений и течений разных видов искусства, выявили общие черты развития и новые грани известных понятий.

Первой выступила Ирина Георгиевна Яськевич, доцент кафедры театра, литературы и музыки НГТИ, с сообщением на тему «Современный оперный театр из реализма в постмодернизм». В своем докладе Ирина Георгиевна рассказала о пути, который был пройден оперным театром как особым видом искусства, шагнувшим из эпохи реализма сразу в постмодернизм. С 1970-х годов наблюдается повышенный интерес к оперному театру, который получил название «оперного бума». Параллельно получает распространение режиссерский оперный театр, где режиссер главенствует над дирижером, где отмечается наличие простой постановочной концепции. Докладчица отметила, что оперная режиссура «перепрыгнула» из реалистичного видения оперных партитур к постмодернистскому «через голову» модернизма. И. Г. Яськевич настаивала на том, что, несмотря на распространенный подход к оперному театру как модернистскому, это в корне неправильно. Для режиссёрского театра, как и для культуры постмодерна в целом, характерна эклектичность: смешение возвышенного и низменного, элитарного и массового, классического и сиюминутного. Примером является опера Ж. Массне «Манон» в постановке Винсента Паттерсона, где героиня ассоциирована с образом Мэрилин Монро. Ирина Георгиевна подвела итог своему выступлению: «Итак, мы видим, что современный режиссерский оперный театр органично выписывается в актуальный постмодернистский культурный контекст и не просто ломает стереотипы, эпатирует публику – это скорее его побочный продукт, – а создает принципиально новую эстетику оперного спектакля, наполняет его актуальным содержанием. Режиссерам-постмодернистам важно работать именно с классическим оперным произведением, так как процесс бесконечной многоступенчатой интерпретации текста составляет одну из основных стратегий постмодерна». Во время обсуждения доклада был задан вопрос о мотивации режиссера, которую докладчица объяснила тем, что классические «реалистические» постановки для большинства зрителей сейчас становятся скучными.

Второй доклад «Новый год эпохи постмодерна (о праздничных телеконцертах канала «Культуры»)» представила Юлия Владимировна Антипова (Новосибирская государственная консерватория им. Глинки). Выбор телеканала Ю. В. Антипова объяснила тем, что на данный момент «Культура» является основным доступным транслятором большого искусства, который вместе с тем позволяет себе эксперименты, смешивая академический, массовый и фольклорный пласты, как, например, в программе «Самый лучший новый год» (2011 г., реж. А. Синельникова). В своем выступлении Ю. В. Антипова проанализировала не самый эпатажный, а, по ее словам, более «тонкий» номер, достаточно точно отражающий современную культурную ситуацию – исполнение песни «В Уэльсе теплые дожди» А. Городницкого и С. Никитина, в котором были соединены разные стили и жанры: бардовская песня, ирландские танцы, игра шотландских волынок, чечетка. Юлия Владимировна выделила несколько тенденций, характерных для подобного рода шоу: «Первая — это тенденция к гиперсоставам. Например, джазовая импровизация «Черный кот». Известно, что джазовые пианисты – это максимум два рояля на сцене, здесь — пять роялей стоят «ромашкой». Еще одна тенденция — обязательное присутствие разнонациональных элементов, то есть тема «заморских гостей». Это коллективы Бурятии, Кубани, Ингушетии, Удмуртии, Татарстана. Это реверанс в сторону концертов советского образца. Последняя тенденция — сочетание ярко-непритязательного и высокотехничного. Я отмечу номер Гладкова и Луганского — Гладков наигрывает на синтезаторе очень-очень просто тему из «Обыкновенного чуда», и продолжает его Луганский, который совершенно феерично в жанре фортепианных транскрипций обрабатывает эти темы из фильма». В заключении Юлия Владимировна сделала вывод о том, что жажда открытий, новаций, информационная перегрузка эпохи постмодерна и культурная сингулярность, то есть быстрое устаревание, многособытийность, формирует новый тип культуры, в котором присутствует и центробежные (поддерживающие ситуацию многообразия) и центростремительные (ответственные за новые соединения) силы.

Современная художница из Санкт-Петербурга Линор Линза выступила с докладом «Из множества календарей — как произведение концептуального искусства — Люкс-Календарь только один»: «Стартап цивилизации строил протоорганизацию существования на естественных явлениях окружающей среды. Древние календари были ориентированы в основном на движение небесных светил. Если древний человек был удовлетворен течением времени с интервалом от одного утра до другого, то современному человеку для выстраивания его сложноорганизованного существования нужна атомная секунда суперточных цезиевых часов и непредставимо грандиозный галактический год». По словам докладчицы, Люкс-календарь предлагает более корректное использование всех четырех координат нашей реальности. Люкс-календарь имеет в виду время как вечность: «Время просто есть. Никуда не течет река времени, которой нет, никуда не направляется стрела времени, за отсутствием этой стрелы, время не движется из прошлого в будущее, оно просто есть».

Елена Семеновна Гусева (Новосибирский государственный университет) выступила с докладом «Прекрасное безобразное: прием семантической инверсии в музыке А. Шнитке и Г. Уствольской». «Процессы деформации классических бинарных оппозиций касаются эстетических и этических антиномий: добро-зло, прекрасное-безобразное, возвышенное-низменное, игровое-серьезное», – говорила докладчица. Формы могут быть различными: аннигиляция, диффузия, подавление одного полюса и инверсия. Елена Семеновна рассмотрела прием семантической инверсии в контексте деформации бинарных оппозиций. Этот прием, по ее словам, проявляется в ценностно-смысловом перекрашивании полюсов оппозиции «прекрасное-безобразное». Прием семантической инверсии пересекается, но не тождествен художественной энантиосемии. Е. С. Гусева пришла к следующим выводам: «Осмысливая семантическую инверсию, в культурологическом плане выявляются два наблюдения. Первое: если в художественной культуре до XX века категории «добра-зла», «прекрасного-безобразного» осмысливаются как антиномии, то в современном искусстве характер взаимосвязей этих оппозиций находится по ту сторону их линейной полярности. Второе: если инвариантным признаком антропоцентрической художественной культуры до XX века было стремление человека к идеалу через отражение прекрасного в художественном образе, то современное искусство работает апофатическим методом, когда идеал художника передается через образы, подчеркнуто ему несоответствующими. Попробуем осмыслить этот прием в ценностно-мировоззренческом аспекте. В сочетании с амбивалентностью, апофатикой этот прием размывает двузначную оценочную логику, делящую мир на положительное и отрицательное. Разбивая стереотипы восприятия мышления, семантическая инверсия, во-первых, апеллирует к рефлексивному прочтению смысловых контекстов, во-вторых, дает возможность увидеть мир и себя в этом мире во всей его многосложности и многоликости, в-третьих, раздвигая границы индивидуального сознания пространства свободы, формирует целостное и гармоничное видение мира».

Данила Сергеевич Рыговский (Институт археологии и этнографии СО РАН и Новосибирский государственный университет) выступил с докладом «Наказание коллективом»: институализация насилия и агрессивного поведения в воинских коллективах современной Российской Армии». Почему кто-то становится угнетателем, а кто-то жертвой, почему насилие становится частью армейской культуры — на эти вопросы автор пытался дать ответы в своем выступлении. По его словам, армейская культура живет по принципу архетипического бессознательного и напоминает структуру первобытного общества. Он представил трехчастную схему армейского коллектива, где призывники делятся на «перцев», «нормальных пацанов» и «флегм»: «Наиболее известным типом неформальных, неуставных отношений является «дедовщина». Однако можно обнаружить другие формы неформальной иерархии. Например, в 2008 г. после сокращения срока службы до одного года распространился тот тип, который характерен для солдат одного призыва, то есть трехчастная структура. Здесь вроде бы «дедовщины» нет. Но происходит разделение, и насилие также происходит. «Перца» – это лидер коллектива, а «флегма» – эксплуатируемый, эти военнослужащие выполняют самые грязные и унизительные работы».

Ирина Анатольевна Быченкова (Новосибирский гуманитарный институт) представила доклад «Процедуры манифестирования как явления преемственности в культуре». И. А. Быченкова начала свое выступления с того, что дала определение понятиям традиции и новации как продолжению традиции в другой форме. Процессы манифестирования начались еще в античности и остаются актуальными и по сей день. Особенно популярными были манифесты в начале XX века. В своем докладе Ирина Анатольевна представила анализ манифестов 1881, 1894, 1903, 1905, 1906 гг. Проанализировав их, докладчица пришла к выводу о том, что происходит модернизация политической лексики манифестов: «Если мы анализируем манифесты до 1905 года, когда была создана революционная ситуация, у нас лексемы “вера”, “верность”, “власть”, “самодержавие”, “народ”, “долг” выступают как структурообразующие. Суммируя эти положения, мы как раз получаем ту самую теорию официальной народности. Я обращаю ваше внимание на то время, когда создается революционная ситуация в стране, архаичные единицы, основанные, в первую очередь, на понятии “вера”, они замещаются. Замещаются на те, которые связаны с идеей конституционной монархии. И три термина выступают на первый план — это “закон”, “правила” и “права”». Докладчица также отметила необходимость разграничения творческих и политических манифестов. Важность манифестов Ирина Анатольевна видит в том, что если программы не будет, то нечего нарушать. Если такой программы не существует, то появляется «самотек», а это путь в никуда. Манифест, по ее словам, реализует цель, чтобы политическая или творческая деятельность не осталась незамеченной.

Оксана Сергеевна Ефременко (Новосибирский государственный театральный институт) выступила с докладом «Проблемы театрализации символистской драмы (на примере ранней драматургии М. Метерлинка)»: «В поэтике Метерлинка главным открытием стала возможность осязательного присутствия метафизического на сценической площадке, что раньше считалось невозможным. В театроведении это получило наименование «надтекст». Надтекст определяется как неличный имперсональный мистико-лирический поток, из которого черпают свои предчувствия, настроение, состояние действующие лица».

Максим Викторович Прокопьев (Новосибирский государственный университет) выступил с докладом «Развитие живописи в Томской губернии в 1900-1917 годах», который был проиллюстрирован примерами работ томских художников. М. В. Прокопьев выделил такие две особенности сибирской живописи, как пейзаж с элементами жанра и изображение коренных народов Сибири. В-третьих, работы томских художников очень сдержаны по колориту и написаны преимущественно в серо-зеленой цветовой гамме. В-четвертых, докладчик выделил этюдный характер работ. «Что же такое сибирский стиль? Понятие возникает в Томской губернии начале XX века как воплощение идеи областничества. Это можно определить как совокупность выразительных средств для передачи самобытности сибирской природы и быта. На наш взгляд, нельзя говорить о сибирском стиле для этого региона и периода, можно выделить стиль мастера — Григория Ивановича Гуркина, потому что он, являясь носителем этой традиционной культуры, воплощал ее».

Евгения Олеговна Илюхина (Новосибирский государственный медицинский университет) представила доклад на тему «Отношение нейрофилософии к девиантным формам компенсаторных реакций постмодернизма». В современном обществе, где доминирует отказ от традиций, правил, игра с ними, одним из проявлений подобных тенденций является «слешерство», которому Е. О. Илюхина дала такое определение: «Это частный случай душевного сопереживания любовному роману между двумя или более вымышленными персонажами и вид своеобразной фантазии фанатов по мотивам какого-либо произведения – иначе это называется фанфики – в которых описываются люди нетрадиционной сексуальной ориентации под видами персонажей исходного произведения, а также любое творчество, возникающее на этой почве, при этом в оригинале такие наклонности персонажа обычно не присутствуют. Проблема в том, что «слешерство» не является простой литературной игрой, а воздействуя на читателей, может разрушать некоторые ценностные установки личности и социума». По ее словам, в России самые известные фанфики — по мотивам книг о Гарри Поттере. По словам докладчицы, в Интернете это – специфическая женская субкультура. «Нейрофилософский подход к анализу этого явления исходит из того, что центров удовольствия у человека в несколько раз больше, чем у животных. Избыток, не задействованный в выживании и повседневной деятельности, реализуется в творчестве, в том числе подобного рода», – отметила докладчица. Доклад вызвал бурное обсуждение. Слушателям было интересно узнать, где публикуются данные произведения, как это влияет на воспитание детей, чем чревато размывание ценностей.

Работа секции полностью оправдала свое название – «Классика- авангард-постмодернизм: к проблеме преемственности культурной традиции». Участники и слущатели проанализировали эволюцию традиционных и зарождение новых видов и жанров творчества, проиллюстрированных примерами, поделились своими наблюдениями о тенденциях, которые еще только намечаются в современной культуре.

Екатерина Никитина

16.05.2014. Секция 2: «Классика- авангард-постмодернизм: к проблеме преемственности культурной традиции». Фото: Оксана Тыщенко

Для просмотра альбома нажмите на фотографию

ClassicAvantgarde

16.05.2014. Секция 3 «Художник в поле культуры: эволюция творческих стратегий»

Поле культуры

Первый день конференции «Метаморфозы культуры», в небольшой аудитории к десяти часам становится душно, скоро начнет свою работу третья секция «Художник в поле культуры: эволюция творческих стратегий». В поле культуры кабинета номер 230А совсем мало места, поэтому все сидят очень близко друг к другу. Первая участница, протискиваясь между стульями, раздает распечатки со стихотворениями Северянина, улыбаясь, говорит: «Наслаждайтесь». Заседание начинается, и первой выступает Петрова Нина Геннадьевна (НГПУ). Тема её пятнадцатиминутного выступления – «Своеобразие регулятивных стратегий в поэтических текстах И. Северянина». Исследование строилось на основе изучения сборника «Громокипящий кубок». После доклада разгорается небольшая дискуссия по поводу того, для чего вводить новые термины, на что Нина Геннадьевна отвечает, что понятие регулятивной стратегии позволяет выявить своеобразие поэтики. Ведущему секции приходится остановить беседу, и выступать выходит Боярский Вячеслав Анатольевич (СНИ, Новосибирск). В программе его тема была обозначена как «Музыка в художественном мире Гайто Газданова», но докладчик сразу предупреждает, что первоначальная тема эволюционировала в «Типологию власти в произведениях Гайто Газданова». Вячеслав Анатольевич выделяет три типа власти. Первые два – это власть женщин и музыки. Власть музыки выделяется как метавласть, власть абсолютная, а это и есть основная идея прежней версии выступления. И, наконец, третья власть – интеллект. Влияние «третьей власти» в аудтории чувствуется всё сильнее, слушателей становится всё больше, сесть уже совсем некуда. В уже заполненной до отказа аудитории начинает свое выступление Дмитрий Игоревич Макаров (РГППУ, Екатеринбург) с темой «Авторский миф в «поэме о смерти» Л. П. Карсавина». Дмитрий Игоревич выделил несколько уровней мифов о странствии влюбленной души в этом произведении: античный, христианско-средневековый, романтический (миф о поэте и художнике), миф о Жертвенной любви и др. Разнообразие тем удивляет: следом выходит Бобрышева Юлия Владимировна (НГПУ) с темой «Феноменология памяти в художественном дискурсе: роман В. Набокова «Пнин»». Докладчица выделила два вида памяти: событийную и языковую. Доклад не вызвал вопросов и разногласий, потому следом выходит второкурсница СВФУ Иванова Марина Ивановна (Якутск) с докладом «Метафизика смерти. Случай М. В. Сушкова, В. М. Гаршина, А. К. Толстого». В своем исследовании участница конференции сделал упор на биографии авторов, на их психологическом состоянии. Наверное, потому, что тема смерти всегда вызывает много размышлений, после доклада поднимается множество рук, чтобы задать вопрос. На многие из них у участницы нет ответа, и ведущий умело передает слово следующему докладчику. Закрывает первую часть заседания Симян Тигран Сержикович (ЕГУ, Ереван) с докладом «Духовно-телесное становление мужчины. (на примере Фр. Шлегеля «Люцинда» и Гессе «Сиддхартха»)». В ходе выступления Тигран Симян отвечает на два вопроса: какую роль играет любовь-эрос в становлении мужчины? какие семантические сдвиги можно увидеть в процессе становления? Обсуждая столь волнующую тему, участники не сразу расходятся на перерыв.

После обеда в аудитории меняется состав слушателей. В кабинет робко заходят новые лица, места становится больше, и формат конференции меняется в сторону дружеской беседы. Открывает вторую половину секции Кузнецова Елена Константиновна (НГУ) с докладом «Модус бытия и модус обладания в художественной литературе (на примере повестей Гессе)». Доклад касается не только литературной тематики, но и переходит в разряд общефилософских размышлений, например, о том, что обладание мертвыми вещами даёт нам (как и литературным героям) ощущение жизни. Жизнь и смерть – самые часто произносимые слова на сегодняшнем заседании. Наконец, выступает ведущий секции Моисеев Петр Алексеевич (ПГНИУ, Пермь) с докладом «Детектив и романтизм». Помимо вопросов по самому выступлению, слушатели с удовольствием начинают обсуждать детективы и советовать друг другу интересных писателей.

Самым популярным автором на сегодняшнем заседании оказался Антон Павлович Чехов: студенты и преподаватели из разных городов стран рассмотрели его творчество во всем многообразии. Начинает чеховскую эстафету Бутенина Евгения Михайловна (ДВФУ, Владивосток): «Читатели Чехова в современном романе США» Докладчица приводит интересные примеры того, как в романах Фрэнсин Проуз и Гари Штейнгарта интерпретируется наследие русского классика. Вот цитаты из некоторых произведений: «Чехов учит, каково быть кем-то другим», «скучная русская муть о суицидальных неудачниках». Складывается впечатление, что в условиях безжалостной американской действительности чеховское наследие служит ценностным ориентиром. Затем эстафетная палочка передается Овчарской Ольге Владимировне (СПГУ): «Чехонте и Чехов: Юмористическая пресса 1880–х гг. и «большая» литература». В этом исследовании Ольга Владимировна пыталась понять, как черты ранней поэтики писателя повлияли на его позднее творчество. Для этого она рассматривает «малую прессу» и её взаимодействие с «большой литературой». Примеры отменного юмора Антона Павловича Чехова сменяются противоположной тематикой в его творчестве. Выступать выходит Оверина Ксения Сергеевна из этого же университета с докладом «К вопросу у мелодраматизме в ранней прозе Чехова», а за стеной аудитории неожиданно для всех флейта начинает играть лирическую мелодию, создавая нужную атмосферу для доклада. Ксения Сергеевна приходит к выводу, что сочетание мелодраматизма с усложнением повествовательной структуры позволило писателю выстроить особого рода коммуникацию между своими текстами и читателями. Закрывает тему Чехова и сегодняшнюю секцию студентка из Китая. Лю Хуаньхуань читает доклад об изучении рассказов А.П. Чехова в аспекте рецептивной эстетики, исследование рассматривает восприятие произведений автора китайскими читателями. В первую очередь, творчество А.П. Чехова изучается в Китае для того, что бы лучше представить русскую жизнь и понять русскую культуру. Очень приятно, когда студенты из других стран на твоем родном языке рассказывают о том, как они пытаются понять русского классика.

Заседание заканчивается, и все подходят друг другу, чтобы задать вопросы и поделится впечатлениями. Очень трудно разойтись после того, как несколько часов преподаватели и студенты не были разделены по признаку социальной и профессиональной стратификации, а общались наравне и понимали друг друга. В наше время редко можно увидеть, чтобы люди собрались просто поговорить о культуре. Такие конференции необходимо и важны, чтобы жители не просто разных городов, а и разных стран встречались и беседовали о вещах, которые их действительно волнуют.

Елена Воронова

16.05.2014. Секция 3 «Художник в поле культуры: эволюция творческих стратегий». Фото: Алёна Винс

Для просмотра альбома нажмите на фотографию

ArtistCultureField

16.05.2014. Секция 4 «Лингвистические метаморфозы в культурном пространстве: традиции и современность»

«По словам памятников письменности…»

Каждый образованный человек знает хотя бы немного об истории нашего языка, о реформах письма, о замене старых букв на новые. Чтобы понять, как изменяются нормы в наше время, от чего это зависит и что на этот процесс влияет, важно изучать тонкости эволюционных процессов в языке. Узнать больше о таких нюансах можно, посетив одну из секций конференции «Метаморфозы культуры: пространство диалога», где вопросы эволюции языка обсуждают представители «гуманитарной элиты лингвистического направления».

Старинные рукописи, документы волнительно даже просто держать в руках, но для лингвистов они составляют особый интерес. Участники конференции представляют в своих докладах разные стороны изучения языка в синхронном и диахронном аспекте: синтаксис, лингвотекстология, графика и орфография, морфология, лексикология, теория перевода и историческая стилистика − на материалах различных памятников русской письменности. Временные рамки охватывают целые века. «Все доклады, которые были мы прослушали, были выполнены на высоком уровне. Наиболее интересным выступлением мне показался доклад кандидата филологических наук, доцента кафедры древних языков НГУ Людмилы Долгушиной. Она рассказывала о грецизмах в переводных и оригинальных славянских памятниках на материале сборника «XIII Слов Григория Богослова» и «Слова о Законе и Благодати митрополита Иллариона». Также мне понравился доклад кандидата филологических наук, доцента кафедры древних языков, заместителя декана по учебной части гуманитарного факультета НГУ Ольги Щегловой о Троице-Сергиевской редакции списков Стишного Пролога XV–XVII веков. Эти доклады отличались научной новизной, глубиной исследования, живой подачей материала и простотой изложения», – отмечает ведущая секции, старший преподаватель кафедры древних языков НГУ Т.И. Заворина. Выступления участников не заканчивается одним лишь знакомством с тезисами исследований и наблюдений, доклады сопровождаются яркими, оживленными, интересными обсуждениями. Так, после доклада Н.В. Островской, которая рассказывала об особенностях значений форм аориста и имперфекта в тексте Петровско-Елизаветинской и Острожской Библии, завязалась оживленная беседа. Участница рассказывала о выражении видовременных значений глаголов, придерживаясь теории о том, что категория вида стала уже сформированной, выражающей понятие «категория вида», именно в церковнославянском языке.

Об архаизмах, историзмах, грецизмах, евангелизмах и прочих словах, которые в современном русском языке мы почти не употребляем, в этой аудитории говорят с воодушевлением. По словам Т.И. Завориной, для докладчика выступление на конференции «Метаморфозы культуры: пространство диалога» имеет огромное значение. Это дает возможность познакомиться с новыми интересными исследованиями в разных областях филологии. Преподаватель кафедры истории русского языка и общего языкознания Московского государственного областного университета К.Р. Ваганова познакомила слушателей с розыскными указами XVII века, рассказала об их синтаксической организации. Заинтересовал лингвистов и доклад выпускницы гуманитарного факультета НГУ О.Г. Коньшиной, которая описывала рукопись БАН-5 XVI века с текстологической стороны, рассказывала о принадлежности сборника церквям, о его составителях и авторах. А выступления преподавателя кафедры древних языков А.Ю. Мусорина и преподавателя кафедры русской словесности М.И. Рыбаловой, пожалуй, отличалось от остальных, поскольку объектами их изучения не были конкретные памятники письменности. Алексей Мусорин попытался лексически типологизировать языки. Мария Рыбалова рассказывала об истории развития значений евангелизмов в русском языке. Не обошли вниманием докладчики сибирские летописи XVII века, русские переводы Нового Завета XIX – сер. XX вв., проповеди украинских авторов второй половины XVII века Иоанникия Галятовского и Антония Радзивиловского.

Диапазон тем был достаточно широким, но, в отличие от других секций конференции, где был соблюден междисциплинарный характер и где в одной аудитории, в силу схожести проблем их исследований, с докладами могли выступать и музыкант, и литератор, лингвистическая секция имела более узкую специализацию. «Такие конференции нам необходимы. Жаль только, что, присутствуя в своей секции, я не могла послушать доклады по культуре и литературе. Такие конференции, действительно, многому учат, ты многое открываешь для себя, и, конечно, общаешься, знакомишься с коллегами из других вузов, из других городов,» – говорит Т.И. Заворина.

Надежда Куликова

16.05.2014. Секция 4 «Лингвистические метаморфозы в культурном пространстве: традиция и современность». Фото: Елизавета Костина

Для просмотра альбома нажмите на фотографию

LinguisticsFirst

16.05.2014. Доклад Романа Столяра «Между каноном и свободой: импровизация в западной музыкальной культуре XX–XXI вв.»

«Что-то где-то пошло совершенно не так…»

Академгородок – центр инноваций, а его обитатели ценят всё самое современное и актуальноое, поэтому доклад новосибирского композитора Романа Столяра об импровизации в западной музыкальной культуре XX –XXI вв., прочитанный в рамках конференции «Метаморфозы культуры на рубеже тысячелетий», был органичен и своевремен, ведь индетерминированная музыка – это каждый раз что-то совершенно новое.

Роман считает своим долгом пропагандировать искусство музыкальной импровизации, поскольку эта тема крайне актуальна для современной культуры, но в России, по замечанию Романа, «ей уделяется мизерное внимание». На Западе существует целая сеть фестивалей современной импровизационной музыки, соответствующие дисциплины входят в программу музыкальных учебных заведений, есть международные и национальные организации, объединяющие музыкантов-импровизаторов, выпускается большое количество учебников по импровизации, на эту тему защищаются диссертации. В России же музыкальная импровизация до сих пор толком не изучается и не пропагандируется, поэтому это явление и обрастает мифами вроде «импровизация – удел лишь особо талантливых» или «импровизационная музыка сложна и элитарна». Импровизация в музыке дает исполнителю возможность соавторства, ведь музыкант играет не по нотам, у него есть форма, которую он наполняет на свое усмотрение. В результате таких музыкальных экспериментов получаются неожиданные и любопытные вещи. Еще интереснее исполнение импровизации в группе. Питер Броцман, австрийский саксофонист, приверженец и популяризатор фри-джаза, считает, что импровизационная музыка – это свободная коммуникация. Исполнитель знает, что он хочет сказать и знает, как реагировать на то, что говорит его партнер. В качестве иллюстрации темы Роман продемонстрировал фрагмент фильма британского гитариста и теоретика импровизации Дерека Бейли «On the edge».

Индетерминизм – музыка случайности – дает свободу от господства гармонической структуры, от регулярного ритма, от воспроизведения мелодических паттернов, то есть инициатива исполнителя высвобождается из стилевых рамок. Но, при всей свободе, все же существуют некоторые правила для исполнения импровизационной музыки. «Импровизация – это спонтанный акт создания музыки. При этом в рамках каждой культурной традиции формируется определённый взгляд на то, как музыкальное произведение должно быть устроено. А поскольку любой человек взращивается на определённых культурных традициях, то, хотим мы того или нет, мы импровизируем, т.е. спонтанно создаём музыкальное произведение, подсознательно ориентируясь на эти нормы. Безусловно, когда мы говорим о свободной импровизации, то имеем в виду свободу от конкретного стиля, но при этом законы построения музыкального материала в любом случае не игнорируются. Наиболее удачная музыкальная импровизация, как правило, отвечает всем требованиям, которые предъявляются к сочинённому музыкальному произведению (т.е. к композиции). Часто даже возникают казусы, когда слушатели отказываются верить в то, что та или иная импровизация действительно создана спонтанно (я много раз сталкивался с такими оценками)», – комментирует Роман.

Доклад Романа продолжался полчаса, но емкостью он не уступал и полуторачасовым лекциям. Сам автор объясняет это тем, что теории предпочитает практику, а любые лекции рассматривает как побуждение к практической деятельности. Поэтому музыкант не оставил слушателей без удовольствия послушать собственную небольшую импровизацию в качестве иллюстрации к своему рассказу. Одна из слушательниц доклада, доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник сектора литературоведения Института филологии Елена Проскурина была крайне заинтересована выступлением Романа Столяра: «Он свободно владеет выбранным жанром, что у меня лично вызывает зависть. Были любопытными те музыкальные фрагменты, которые он представлял в виде иллюстраций индетерминированной музыки. Это было любопытно как эксперимент, дающий представление о вкусе современной музыкальной элиты, в основном молодежной. Темой Столяр владеет, несомненно, великолепно. Он не просто хороший, а очень интересный докладчик». В числе слушателей доклада также была преподаватель истории зарубежной литературы из НГУ Наталья Пермякова. Она отметила, что у Романа не было заранее заготовленного текста, он свободно переходил от одного аспекта темы к другому, при этом сохраняя верность некоему общему вектору: «Стиль его выступления как докладчика аналогичен стилю Столяра-музыканта: импровизация, но все же определенным образом организованная в плане постепенного раскрытия общей темы. Это лично мне напоминает манеру Марселя Пруста в его “Поисках утраченного времени”: семь книг эпопеи выстроены в строгой хронологической последовательности, но внутри каждой книги текст построен на основе свободных ассоциаций».

Роман, выступая в футболке с надписью «Что-то где-то пошло совершенно не так», несомненно, заразил своей космической энергетикой всю аудиторию. После доклада многие слушатели приобрели компакт-диски Романа Столяра, а значит, он выполнил свою миссию: рассказал и заинтересовал.

Антонина Нам

16.05.2014. Доклад Романа Столяра «Между каноном и свободой: импровизация в западной музыкальной культуре XX–XXI вв.». Фото: Дарья Симонова

Для просмотра альбома нажмите на фотографию

Roman Stolyar

16.05.2014. Музыкально-поэтический спектакль «Ожидание»

«Ожидание»: о чем думает женщина, когда приходит на свидание первой?

Вы замечали, что в театр, на балет или в филармонию приходят в большинстве женщины? Вот так сидишь, ждешь, когда всё начнется, и краем уха слышишь: одна говорит по телефону с приболевшим ребенком, какая-то обсуждает со знакомой последнюю постановку Фауста, а кто-то просто сидит, рассматривая сцену и думая о своём. Студенческий спектакль – не исключение. Здесь все зрительницы такие разные, но есть в них что-то неуловимо похожее. Мы ждем, когда начнется «Ожидание». Это музыкально-поэтический спектакль студенток 5 курса Новосибирского театрального института. И ты видишь, что вот они, эти девушки, которые через 15 минут будут играть свои роли, сидят, разговаривают, готовятся. И думаешь – в кого же они перевоплотятся? Но когда уже объявлено начало представления, и все захлопали, кажется, что вышли не актрисы, а просто несколько людей встали со своих мест и почему-то решили выйти вперед. Одна, кажется, твоя знакомая, другая как две капли воды похожа на родственницу, третью ты мог запросто видеть на улице или в метро, а последняя точно сидела в дальнем ряду, поэтому так долго шла до сцены.

Их четверо – девушек, которые пришли на свидание первыми. И всё представление – это то время, которое они ждут. Смотрят вдаль, ища взглядом Его. И одновременно смотрят вглубь себя, перебирают те мысли, которые копились всю жизнь. Постепенно все четверо предстают перед нами не как отдельные люди, но как части одной личности, как части, которые есть в каждой женщине: наивная девчушка, милая кокетка, холодная стерва и интеллигентная дама. Голоса каждой выражают в стихах и песне свои чувства, свою точку зрения. Какой женщиной мне быть? Быть домашней и хозяйственной или независимой и свободной? Одеваться и вести себя строго или стать мягкой и женственной? Жить просто и любить природу или посещать светские мероприятия и быть в центре внимания? Быть доверчивой и верить в любовь или пользоваться мужчинами как заблагорассудится? Что делать? Ждать Его или бросить пустые мечты? Женщины противоречивы, женщины непонятны. Такие и сякие, всякие разные. Ни одна не похожа на другую. Но все похожи, всё-таки похожи. Каждая хочет любви. И каждая мечется в ее поисках, колеблется, как себя вести, думает о том, как хочет жить и с кем. Все эти мысли занимают время ожидания. Время, пока ты ждешь Его, неважно, на свидании ли или просто ждешь его появления в своей жизни.

Спектакль – череда смешанных мыслей и эмоций. Но это не хаос, это переходы давних мыслей, множество раз приходивших в голову каждой из нас. Это минуты перед встречей, которая может резко поменять жизнь, а может продолжить череду одиноких дней наедине с собой и котом. Ты погружаешься в эти минуты, проживаешь их вместе с героинями, ждешь вместе с ними и думаешь так же, как они. И повторяешь за ними – «надо было опоздать», словно волнуешься и сама ждешь кого-то.

Анна Болдырева

16.05.2014. Музыкально-поэтический спектакль «Ожидание». Фото: Антонина Нам

Для просмотра альбома нажмите на фотографию

Ozidanie