Межвузовский сборник научных трудов “Бахрушинские чтения” 1996 г.: Социокультурное развитие Сибири (XVII – XX века).

А.Э. Маттис

Динамика численности немецких колонистов в Сибири в конце XIX – начале XX в.

Вопрос о численности немецких колонистов Сибири чрезвычайно важен для исследования истории российских немцев рубежа XIX – XX вв. По сути, выявление численности колонистского населения является предпосылкой к рассмотрению других вопросов их истории. В имеющейся на сегодняшний день историографии эта проблема решена лишь отчасти, как правило, применительно к представителям отдельных конфессий на ограниченных территориях. Так, например, П. Ран, исследуя историю секты меннонитов в окрестностях Омска, оценивает их численность примерно в 5 тыс. чел. [1], ссылаясь при этом, в свою очередь, на данные И. Гильдебранда [2]. Одну из немногих попыток установить численность немецкого населения Сибири в целом предпринял Я. Штах [3], чьи данные вплоть до последнего времени использовались исследователями немецкой тематики. Новые источники, впрочем, позволяют усомниться в достоверности цифр, приводимых Штахом. Настоящая работа представляет собой попытку проследить изменение численности немецкого сельского населения Сибири на основе материалов сибирских областных архивов (ГАТО, ГАОО, ТФ ГАТюмО), а также ряда опубликованных источников статистического характера.

Динамика численности немецких колонистов Сибири на рубеже XIX – XX вв. в первую очередь связана с активизацией переселения немецких крестьян из Европейской России за Урал. Переселение немцев в Азиатскую Россию прошло в два этапа. Первые немецкие колонии в Сибири – Александровка под Омском, Фризенхоф под Акмолинском и др. появляются в 1889 – 1893 гг. [4] К 1895 г., по данным Т. Тихонова, в Акмолинской области образовалось уже 7 немецких деревень с населением около 1000 семей. Все они были выходцами из Поволжья [5]. По переписи же 1897 г. всего в Азиатской России проживало 8.870 немцев. Большинство из них (4.791 чел.) проживало в Акмолинской обл. Из них Омский уезд населяло 2.878 чел., Акмолинский уезд – 1.178 чел. [6] Подавляющее большинство их занималось сельским хозяйством [7]. В Томской губернии жило к тому времени 884 колониста. Большинство их населяло Томский и Барнаульский округа (282 и 225 чел. соответственно). В процентном отношении немцы, занимавшиеся сельским хозяйством, здесь составляли 0,05 % всего негородского населения губернии. Наиболее высокий их процент был в Томском округе (0,26 %) [8]. Наконец в Тобольской губернии проживало 1.120 немцев, или 0,08 % всего населения [9]. Первые немецкие поселения начинают появляться к этому времени и в Семипалатинской обл. Так, к 1901 г. здесь насчитывалось по уездам 42 немца [10].

По вероисповедному признаку среди немцев-переселенцев доминировали протестанты (к которым составители материалов переписи отнесли и меннонитов). В Томской губернии их было 722 чел.; католики же немецкого происхождения составили здесь 104 чел. [11] В Акмолинской обл. проживало 4.053 немца-протестанта; католиков же насчитывалось всего 31 чел. [12]

Уже в годы первой волны переселения в 90-х гг. XIX в. – нач. XX в. в Акмолинской обл., преимущественно под Омском и Петропавловском, было основано около 36 деревень и 30 хуторов по обе стороны Западно-Сибирской железной дороги – от Петропавловска до станции Татарская [13].

Вторая волна переселения за Урал начинается с 1906 – 1907 г. и проходит под непосредственным воздействием закона от 10 марта 1906 г. Летом – осенью 1907 г. ходоки от южнорусских колоний побывали в Кулундинской степи (Павлодарский уезд Семипалатинской обл., Барнаульский уезд Томской губернии). Молочанским меннонитам было предложено 18 тыс. дес. земли в 30 – 40 верстах от Павлодара на правом берегу Иртыша. В течение 1907-1910 гг. в Павлодарский уезд прибыло 5030 колонистов, составивших в некоторые годы до 30% всех переселенцев в этот район [14]. Всего же немцев в Семипалатинской обл. к 1911 г. насчитывалось ок. 7 тыс. чел., из которых большинство (6 тыс. чел.) составляли крестьяне, обрабатывающие 60.527 дес. земли [15].

К 1911 г. в основном закончилось и массовое переселение немцев в Акмолинскую обл., а в дальнейшем происходит даже некоторый отток отсюда немецкого населения. Так, если в 1911 г. здесь насчитывалось 39.530 немцев [16], то к 1914 г. их осталось лишь 36.039 чел., или 2,3% всего ее населения [17]. По данным В. Кригера, общее число немецких деревень Акмолинской обл. к началу первой мировой войны составило 56 общин; из них 20 было в Омском уезде, 16 в Акмолинском, 12 в Кокчетавском, 7 в Атбасарском и 1 в Петропавловском. При этом неучтенными оказываются поселения, основанные на купленной земле [18]. Вместе с тем, имеющиеся в нашем распоряжении данные позволяют оценить численность колонистов, проживавших в Акмолинской обл. на собственных землях в 4 тыс. чел. [19] В целом же немцы были здесь четвертой по численности группой населения после казахов (570.238 чел.), украинцев (458.921) и русских (423.350 чел.). Таблица 1 дает представление о том, как распределялось немецкое население по уездам Акмолинской обл.

Таблица 1

Распределение немецкого населения по уездам Акмолинской обл.

Уезд Численность немецкого сельского населения (чел.)
1911 г. 1914 г.
Омский 17997 16808
Петропавловский 1872 350
Кокчетавский 5646 6449
Атбасарский 0 363
Акмолинский 10926 8247
Всего по уездам 36441 32217
Всего по области 39530 36039
В % к остальному населению 2,69 2,32

 

Табл. составлена по: Обзор Акмолинской области за 1914 год. Ведомость 1.

Тенденция к преимущественному расселению колонистов в районе Омска – Акмолинска сохраняется и в отношении территории Сибирского казачьего войска. Имеющиеся в нашем распоряжении источники позволяют проследить динамику численности немцев на казачьих землях (см. табл. 2).

В Омском уезде было три волости, населенные к 1914 г. практически исключительно немецкими колонистами: Розовская (поселения Розовское, Кузнецовское, Сладковское, Ново-Красновское); Александровская (Александровское, Красноярка, Князе-Трубецкое, Цветнополье, Среброполье, Яблоновка) и Новинская (Привальное, Поповка, Сосновка, Новинка, Звонарев-Кут, Побочное). В Акмолинском уезде была одна волость, полностью заселенная немцами (волость Долинская – поселения Долинское и Сарепта); волости же Рождественская (поселения Рождественское, Романовское и Майоровское) и Лифляндская (Покорная) (поселения Саратовское, Самаркандское, Крестовское, Кронидовское, Олян, Ново-Кронштадтское, Краснокутское) имели преобладающее большинство немецкого населения [20]. Довольно велика была доля немецких колонистов в населении некоторых казачьих станиц и поселков. И если еще в 1894 г. колонисты “в ничтожном количестве входили в состав войскового населения” [21], то уже к 1915 г., например, в станице Николаевской они составляли 26,6% населения, в Мельничной – 33,9, Черемуховской – 33,2, Черлаковской – 10,3% [22].

Таблица 2

Численность немецких колонистов на землях сибирского казачьего войска в 1900 – 1915 гг.

Отделы войска Численность колонистов (чел.; % к остальному населению)
1900 г. 1901 г. 1902 г. 1908 г. 1914 г. 1915 г.
Первый 165
(0,32)
67
(0,13)
46
(0,09)
36
(0,06)
25
(0,04)
18
(-)
Второй 1117
(2,07)
1682
(2,89)
1374
(2,3)
6160
(7,79)
7250
(7,09)
8072
(8,05)
Третий 5
(0,004)
9
(0,007)
47
(0,09)
315
(0,25)
546
(0,4)
569
(0,43)
Всего 1287
(0,58)
1758
(0,78)
1467
(0,65)
6511
(2,48)
7821
(2,59)
8659
(2,9)

 

Табл. составлена по: Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска за 1900 год. Омск, 1901. С. 31; Отчет… за 1901 год. Омск, 1902. С. 43; Отчет… за 1902 год. Омск, 1903. С. 28; Отчет… за 1908 год. Омск, 1909. С. 16; Отчет… за 1914 год. Омск, 1915. С. 13 ; ГАОО, ф. 67, оп. 2, д. 2939, л. 7 – 39.

Переселение немецких колонистов в этот район продолжалось и в годы первой мировой войны. Так, если в 1914 г. на землях Сибирского казачьего войска немцев насчитывалось 7.821 чел., что составляло 2,6% ко всему населению войска [23], то к середине 1915 г. их численность возросла на 838 чел. и составила 8.659 чел., или 2,9% войскового населения [24]. При этом увеличение численности немецких колонистов здесь шло даже более интенсивно, чем в предвоенный период. Так, например, с 1913 г. по 1914 г. приток немецкого населения на войсковую территорию составил всего 88 чел. [25] Впрочем, такой почти десятикратный рост числа приезжих колонистов объяснялся отчасти тем, что далеко не все из них совершили переселение добровольно. В частности, на войсковой территории к октябрю 1915 г. была размещена (преимущественно в Омском уезде) часть колонистов, высланных в связи с началом боевых действий с Германией из юго-западных губерний России, в основном из Волынской губернии [26]. Некоторую долю колонистов, проживавших на территории Сибирского казачьего войска, составили к этому времени и переселенцы из других сибирских губерний и областей, привлеченные сюда возможностью арендовать землю. Сюда, например, переселялись колонисты, приехавшие ранее в Амурскую область, Томскую и Тобольскую губернии [27].

Чрезвычайно активно протекает в 1907 – 1910 гг. и позднее переселение немцев в Томскую губернию. Уже к 1911 г. здесь насчитывалось только меннонитов до 4.600 чел. [28] К этому же времени в Орловской (немецкой) волости Барнаульского уезда в 40 поселках проживало 7.416 колонистов [29]. К 1913 г. прирост населения здесь же составил 224 чел. В соседней Ново-Романовской волости того же уезда, заселенной также немцами, насчитывалось к этому времени 5.203 чел. [30] Согласно данным, собранным Томским губернским управлением, к 1916 г. в губернии проживало около 36 тыс. немцев-колонистов. По уездам они распределялись следующим образом: Томский – 72 семьи, Каинский – 4.195 чел., Барнаульский – около 26 тыс. чел., Змеиногорский – около 4100 чел. [31]

Большая часть колонистов проживала в Барнаульском уезде, где только в двух “немецких” волостях – Орловской и Ново-Романовской насчитывалось 20 тыс. чел. Остальные почти 6 тыс. чел. были водворены в других волостях того же уезда с преобладанием русского населения – Славгородской, Троицкой, Златополинской, Разумовской, Подсосновской, Ореховской, Леньковской и Добровольской.

Вторая по численности группа колонистов проживала в 5 волостях Каинского уезда (Чекинской, Андреевской, Купинской, Татарской и Романовской). В Томском уезде немцы были водворены с 1908 по 1914 гг. в 8 русских поселках Гондатьевской и Кайлинской волостей. Наконец в Змеиногорском уезде колонисты, селившиеся в Локтьевской и Успенской волостях начиная с 1899 г., образовали здесь 11 поселений. Всего же, по данным губернской администрации, в Томской губернии насчитывалось 113 поселков с исключительно немецким населением и целый ряд смешанных поселений [32]. Подавляющее большинство колонистов переселилось сюда с 1907 по 1914 гг., и только в Змеиногорском уезде немцы начали селиться уже в конце XIX в.

Переселение немецких колонистов в Тобольскую губернию, начавшееся также в 90-х гг. XIX в., приобрело массовый характер в 1906 – 1908 гг. К 1916 г. немцы проживали здесь в 11 волостях Тюкалинского уезда (746 домохозяев с семьями), четырех волостях Тарского (252 домохозяина) и двух волостях Ишимского (26 домохозяев) уездов [33].

Подавляющее большинство немцев, приезжавших в Сибирь, было русскими подданными. Предки многих из них приняли русское подданство еще во второй половине XVIII – начале XIX вв. [34] Впрочем, чтобы получить в Сибири землю, русское подданство принимали и некоторые переселившиеся за Урал иностранцы. В 1885 – 1914 гг. в Акмолинской обл., к примеру, русское подданство приняли 79 немцев, 8 австрийцев и 2 венгра [35]. Число же иностранцев, не являвшихся русскими подданными и занимавшихся сельским хозяйством было в Сибири к началу Первой мировой войны весьма незначительно. Так, на территории Сибирского казачьего войска проживало в 1915 г. 6 семей “германских” немцев [36]. Один из них, Алоиз Бишоф, арендовал с апреля 1908 г. у Д.Корниса выгоны для скота [37]. Другие (среди них, к примеру, был прусский подданный Август Ведау) арендовали землю у войскового хозяйственного правления [38]. В селениях Томской губернии к 1915 г. было всего 32 семьи, или 62 чел. австрийского или германского подданства [39], в Тобольской губернии только 1 чел. [40]

Поток немцев-добровольных переселенцев практически прекратился в 1914 – 1915 гг., что было связано с изменением правительственного курса по отношению к колонистам [41]. Переселение вновь возобновилось в 1918 – 1919 гг., [42] однако проходило уже в иных исторических и политических условиях.

Примечания:

  1. Rahn P. Mennoniten in der Umgebung von Omsk. Winnipeg, 1975. S. 14.
  2. Hildebrand J. Sibirien. Teil 1. Allgemeine Uebersicht ueber Sibirien und der Gruedung der Mennoniten-siedlungen in Sibirien. Teil 2. Geschichte der evangelischen Mennoniten gottesgemeinde in Sibirien. Winnipeg, 1952.
  3. Stach J. Das Deutschtum in Sibirien, Mittelasien und dem Fernen Osten. Stuttgart, 1938. S. 252 – 253.
  4. Stummp K. Verzeichnis der deutschen Siedlungen in Sibirien.Heimatbuch der Deutschen aus Russland. Stuttgart, 1964. S. 78.
  5. Тихонов Т. Письма о переселенцах // Русский вестник. 1896. № 10. С. 390.
  6. Первая всеобщая перепись населения Российской империи. 1897. Краткие общие сведения по империи. СПб, 1905. С. 4 – 6; Там же. Акмолинская область. Вып. LXXXI. С. 32 – 57.
  7. Там же. Акмолинская область. С. 92 – 93.
  8. Там же. Томская губерния. С. 10.
  9. Дунин-Горкавич А. Этнографический состав населения Тобольской губернии в 1904 г. Тобольск, 1906. С. 1.
  10. Обзор Семипалатинской области за 1901 год. Семипалатинск, 1902. Ведомость о числе населения по вероисповеданиям.
  11. Первая всеобщая перепись…Томская губерния. С. 10.
  12. Там же. Акмолинская область. С. 93.
  13. Rahn P. Op. cit. S. 5.
  14. Krieger V. Deutsche Praesenz in Kasachstan zur Zarenzeit. Muenchen, 1993. S. 14.
  15. Обзор Семипалатинской области за 1911 год. Семипалатинск, 1912. Табл. 1.
  16. Обзор Акмолинской области за 1911 год. Омск, 1912. Ведомость 2.
  17. Обзор Акмолинской области за 1914 год. Омск, 1915. Ведомость 1.
  18. Krieger V. Op. cit. S. 14.
  19. ГАОО, ф. 67, оп. 2, д. 2930, 2939.
  20. Krieger V. Op. cit. S. 15.
  21. Отчет о состоянии Сибирского казачьего войска в течение 1894 года. Омск, 1895. С. 23.
  22. Подсчет наш по данным: ГАОО, ф. 67, оп. 2, д. 2939, л. 7 – 39.
  23. ГАОО, ф. 54, оп. 1, д. 68, л. 7.
  24. Там же, ф. 67, оп. 2, д. 2939, л. 7 – 39.
  25. Там же, ф. 54, оп. 1, д. 68, л. 7.
  26. Там же, ф. 103, оп. 1, д. 1, л. 101.
  27. Там же, ф. 67, оп. 2, д. 2930, л. 338 – 359.
  28. Азиатская Россия. СПб, 1914. Т. 1. С. 236.
  29. ГАТО, ф. 234, оп. 1, д. 465, л. 74.
  30. Памятная книжка Томской губернии на 1913 год. Томск, 1913. С. 127 – 128.
  31. ГАТО, ф. 3, оп. 44, д. 4204, л. 181 – 183.
  32. Там же, л. 6, 81, 91, 195об.
  33. ТФ ГАТюмО, ф. 335, оп. 607, д. 30, л. 64 – 66.
  34. См., напр.: ГАОО, ф. 67, оп. 2, д. 2930, л. 60 – 64, 230 – 243; ТФ ГАТюмО, ф. 335, оп. 606, д. 10, л. 32 – 32 об, 63 и др.
  35. Krieger V. Op.cit. S. 17.
  36. ГАОО, ф. 67, оп. 2, д. 2930, л. 60 – 64 и др.
  37. Частновладельческие хозяйства в Семипалатинской области. СПб, 1912. С. 76 – 81.
  38. ГАОО, ф. 67, оп. 2, д. 2930, л. 63.
  39. ГАТО, ф. 3, оп. 44, д. 4204, л. 195об.
  40. ТФ ГАТюмО, ф. 335, оп. 607, д. 30, л. 64 – 66.
  41. Подробнее см.: Маттис А.Э. Немецкий вопрос в Сибири в годы Первой мировой войны // Мат. XXXIV Междунар. науч. студенческой конф. Новосибирск, 1996. С. 70 – 72.
  42. См., напр.: ГАТО, ф. 196, оп. 12, д. 60, л. 5 – 6.