Открытые лекции – уникальный культурно-просветительский проект кафедры истории культуры ГФ НГУ

Лекции проводятся с периодичностью приблизительно 1 раз в месяц и могут быть посвящены самым различным темам, но в основном тематика лекций связана с историей музыки и пластических и изобразительных искусств. Лекции проходят в НГУ, в музыкальном салоне и библиотеке ДУ, а также на других площадках города (например, НГХМ).

Открытые лекции предлагают прекрасную возможность совместить просветительские и эстетические  задачи. Слушатели лекций могут не только получить пищу для размышлений, но и эмоционально пережить мгновения встречи с прекрасным:  насладиться «живой» музыкой в исполнении М. А. Тимофеевой и музыкантов «Клуба любителей классической музыки», посмотреть репродукции шедевров мировой живописи в сопровождении рассказа Н. Ю. Бартош или Д. В. Долгушина.

Лекция Н.Ю. Бартош у “Маэсты”. Фото: Н. Цыбуля
Лекция Д.В. Долгушина. Фото: А. Ковязина

 

 

 

 

 

 

 

 

Вход на открытые лекции в аудиториях НГУ свободный.
О теме, дате и месте очередной лекции можно узнать из объявлений на ТВ НГУ, на стенде кафедры истории культуры (ауд. 422 гл. корп.) и на сайте ГФ НГУ.

Афиши открытых лекций. Для просмотра альбома нажмите на картинку

Афиши открытых Лекций

Об идее, целях и перспективах  открытых лекций рассказывает М. А. Тимофеева:

М.А. Тимофеева

Мои темы всегда, так или иначе, связаны с музыкой, и часто они получаются на стыке музыки с литературой и живописью. Когда мы делаем совместный проект с Натальей Юрьевной Бартош, то это еще и живопись. Например, как это было в рождественской лекции, когда она показывала символы рождества в виде скульптур, барельефов, в живописных и иконописных работах, а я читала стихи Бродского, Набокова и играла музыку Баха, показывая, как реализовывались символы рождества в музыке Баха.

Отдельные проекты часто приурочены к какой-то дате. К юбилею Достоевского мы сделали открытую лекцию «Достоевский и Бетховен», немного парадоксальный ракурс, который в общем и целом никем не рассматривался. Кажется, что никакой связи между ними нет, но мы, например, углубились в дневники Бетховена и документы о Достоевском, и оказалось, что точки соприкосновения есть! У Достоевского одним из любимых произведений европейского искусства, наряду с Сикстинской капеллой Рафаэля, была Восьмая соната Бетховена… Поэтому лекция была построена таким образом – попытка услышать сонату Бетховена через призму Достоевского, понять, что именно привлекло его в этом произведении. Но, разумеется,  пришлось взять российский контекст времён Достоевского и немецкий – времён  Бетховена, провести параллель… вообще интересный получился проект.

«Пушкин и Моцарт» – еще одна лекция.  Кажется, что тема традиционная, их очень часто сравнивают, проводят параллель… Но у нас опять был необычный эксперимент: мы взяли пушкинские «Маленькие трагедии» и попытались выделить из текста все музыкальные реминисценции, которые обычный читатель может не заметить, если не знает контекста. Например, трудно понять, в чем юмор момента, когда нищий играет арию, если не знать, что это – ария, исполняемая 13-летним влюбленным подростком в опере Моцарта. Получилось  музыкальное «толкование» этого произведения, которое, кажется, все знают вдоль и поперек, но в котором есть до сих пор вот такие «белые пятна». Потому что, даже прочитав в комментариях об арии, ты ничего не поймешь, если не услышишь ее и не поймешь абсурдности ситуации и юмора Пушкина.

Еще один интересный момент связан был с годом Италии, и каждый из нас постарался рассмотреть близкий ему ракурс, потому что Италия у каждого «своя». У нас получился интересный вечер в библиотеке НГУ, там звучали в основном не итальянские композиторы, а Бах, Моцарт и Шопен, но в их творчестве мы услышали итальянское влияние. Итальянцы очень сильно повлияли на титанов европейской  музыки, и было интересно показать, как именно это происходит. Это интересный процесс… Мы затронули как великие имена (Антонио Вивальди), так и менее известные, например, Марчелло; это музыканты-любители, которые, тем не менее, своими мелодиями затронули какие-то глубины и сильно обогатили немецкую музыку. Такая фигура, как Бах – «сумрачный германский гений» – очень многим обязан итальянской культуре. Это не бросается в уши непросвещенному слушателю, но мы показали эту живую связь. С какой любовью Бах переписывает итальянцев, и на слух это можно определить: вот она, Италия! Сквозь призму сложных полифонических техник, которые к Италии вроде не имеют отношения, получается удивительный синтез. Моцарт, который три с лишним года провел в Италии, также очень многим обязан этой стране, прежде всего вокальной техникой, ведь Италия – родина оперы и к моменту рождения Моцарта она уже прошла полувековой оперный путь. Получается очень красивая картина – синтез всех искусств, находок, сделанных не очень известными мастерами, а потом происходит какой-то скачок в качестве, и много «мелких» мастеров дают почву для того, чтобы выросло такое прекрасное дерево, как Моцарт, например.

Нельзя не сказать о рождественской лекции. Очень часто того же Баха слушают из чувства долга – ведь не так просто иногда слушать такую музыку; кто-то искренне ее любит, но очень многие не знают сюжетов, которые стоят за ней. Мы попытались показать в инструментальной непрограммной музыке моменты, связанные с евангельскими сюжетами, в данном случае с рождеством. Очень кстати проходила выставка «Маэста» в ДУ. Получилось очень красиво – сначала мы слушали баховскую музыку и смотрели на самые ранние символы рождества в искусстве, а потом перешли на выставку к алтарю 14 века, где уже на очень высоком уровне весь этот сюжет развит. Это было интересно, и получился долгий проект, потому что «Маэста» выставлялась целый месяц, к тому же вход на выставку был свободный.

Отдельно надо сказать о цикле лекций в музыкальном салоне ДУ. Их было пять,  некоторые посвящены юбилейным датам. Одна, например, совпала с днем рождения Бетховена 16 декабря и была полностью посвящена его творчеству.

В этих открытых лекциях еще есть дополнительные идеи – в них обязательно участвуют студенты, бывшие и нынешние. Это очень важно, потому что мы в этом году, наконец, созрели до того, что у нас при кафедре будет музыкальный клуб для тех, кто любит играть и слушать живую музыку, смотреть музыкальные фильмы и не все понимает в них.  То есть клуб для людей, которые хотят быть связаны с классической музыкой, и у нас есть возможность им помочь. Публика очень высоко оценила именно это – то, что в зале сидели студенты, и на сцене были их сверстники, которые очень хорошо играют на различных инструментах. Причем степень воздействия на аудиторию в таком случае очень высока – ведь одно дело, когда старшее поколение преподносит свысока Баха и Моцарта, но другое – когда твои ровесники играют, это очень сильно действует…

Аудитория открытых лекций

Публику, приходящую на открытые лекции, можно условно разделить на  несколько «слоев». Есть очень эрудированные люди, которые в конце задают такие вопросы, на которые надо поискать ответ, и не всегда его знаешь. Есть те, кто воспринимают музыку эмоционально, может, не так хорошо ее знают, но они наслаждаются ею. Как говорили греки, музыка раздает свое благословление и просвещенным, и непросвещенным, вот чем хорошо это искусство. Я часто задаю вопрос аудитории: кто из вас не слушает музыку? Таких просто не бывает. Есть люди, которых не интересует скульптура или архитектура, но тех, кто не слушает музыку, просто не существует. Этот вид искусства предельно демократичен. Другое дело, что мы стараемся дать такое количество музыки, чтобы было несложно ее воспринять. Ведь на лекциях мы выполняем и просветительскую функцию, и когда ты чувствуешь спиной, что людям уже трудно, то переходишь к словесной части. И третий слой – это те, что, кажется, зашли просто так, но мы же знаем, что случайностей не бывает. Они придут один раз, потом еще, потом они найдут Баха в Y-tube, может быть, сначала «попсовый вариант»в обработке, или послушают Вивальди в  исполнении Ванессы Мэй, и с этого начнется долгий путь, который неизвестно чем завершится. Ведь, помимо работы, у человека существует досуг, или, как говорили греки, время, потраченное исключительно на себя. И есть огромная разница в том, как мы тратим свой досуг. На тупое потребительское сидение перед телевизором, с пивом или без? Или это будет некий творческий момент, потому что восприятие искусства – это начало собственного творчества? Как правило, те, кто увлекаются искусством – это люди творческие. Неважно, будет ли это творчество в сфере работы или воспитания детей, важно, что это большая помощь в будущей жизни.

Планы на будущее

Библиотека НГУ очень заинтересована в сотрудничестве и в будущем году, скорее всего, там будет хороший инструмент,  а когда у тебя есть хороший инструмент, то это уже 90% счастья, потому что ты можешь играть лучшую музыку без боязни, что она будет испорчена, что звук будет не такой, как хочешь. Соответственно, можно приглашать певцов и так далее, то есть от того, как настроено пианино, очень многое зависит. Поэтому на следующий год я планирую, во-первых, продолжение итальянского цикла, потому что мы не исчерпали тему, а только начали, мы не дошли даже до взаимовлияния России и Италии, просто не успели. Будем продолжать «парные» лекции, типа «Достоевский и Бетховен», «Моцарт и Пушкин», потому что много музыкальных реминисценций у Толстого, он был очень музыкален, и это отдельная тема. Очень интересная тема «Музыка в романе культуры»: Томас Манн, Герман Гессе… Очень многое в этих романах непонятно и  не может быть воспринято теми, кто не знает контекста. И таких тем очень много на стыке музыки и других видов искусства. Мы с Натальей Юрьевной будем это обсуждать, можем прибавлять к этому живопись, такой опыт уже был – тема весны в живописи и в музыке. Тема весны для русского искусства очень актуальна. Естественно, будут персоналии, когда лекция посвящена одному автору, например, мы сделали лекцию ко дню рождения Ф. Шопена «Шопен глазами современников».  Посмотрим, какого автора выберем, хотя я немного привязана к тем, кто писал для фортепьяно. Живая музыка идет от сердца к сердцу, как писал Бетховен. Как правило, это все-таки авторы золотого века – Вивальди, Моцарт, Шопен, Григ, Чайковский, Рахманинов… Какие из них получатся «букеты», трудно предсказать. Наметки есть, их очень много, они остались с прошлого и даже с позапрошлого года. Так что проектов у нас больше, чем мы можем осуществить реально.

Задачи и проблемы

Хочется привлечь журналистов, некоторых студентов ФЖ уже привлекли, записали в члены клуба. Нам очень нужна их помощь, потому что мы столкнулись с проблемой – рекламы лекций практически нет, только внутри  Дома Ученых  висит лист А4, на котором объявление о том, что что-то будет. Но как это увидит непосвященный, если он не зайдет в ДУ и не прочитает газету «Навигатор»? Это информационные проблемы. С другой стороны, помощь опосредованная – это когда хорошие люди приходят на концерт, то, как они слушают, порождает качество того, что играют на сцене. Уровень концерта возрастает в разы. Поэтому мне кажется, задача стоит именно такая – привлечь тех, кто хочет слушать и видеть. Музыкальных людей в университете много, но не все они знают о существовании наших спецкурсов и лекций. Прошлогодние студенты спрашивают меня: почему мы не знали? Вроде дали рекламу на университетское телевидение, разместили объявления на стендах, где афиши…  но кто читает афиши?.  «Надо вешать объявления напротив деканата, где написано про зачеты!» – говорят студенты То есть перед нами стоит двоякая задача –  во-первых,  надо сделать хорошо, качественно, чтобы людям  хотелось прийти на лекцию-концерт, чтобы они почувствовали радость, а во-вторых, решить чисто информационную проблему, донести информацию до потенциального слушателя.

Есть такой древнекитайский трактат, там все развивается в диалогах, и правитель спрашивает у своего советника: как тот думает, приятно музыкой наслаждаться в одиночестве или вместе со всеми? И советник отвечает: конечно, вместе со всеми лучше. То есть музыка – довольно специфическое искусство, и когда мы исполняли Девятую симфонию Бетховена, все люди встали в едином порыве, потому что это на самом деле волнующий и объединяющий момент. То есть это массовость не со знаком минус, не коллективное бешенство и безумие, а коллективная радость, которой, как мне кажется, людям очень не хватает. С другой стороны, когда мы собираемся в АХЛ или музыкальной гостиной ДУ, то там просто мало места для массового мероприятия, там 60-70 человек максимум могут поместиться. В нашем университете есть такая проблема – нет места! Вот, например в НГТУ есть культурный центр, где стоит 4 рояля, ровно 4 немецких рояля, даже  не пианино! Я была потрясена. Поэтому там и знаменитый хор, и ансамбль скрипачей, потому что ректор понимал, что детям нужна отдушина, досуг, который должен быть заполнен чем-то благородным. Но я думаю, что у нас все тоже получится, ведь мы только начинаем. Наши дети ведь очень талантливы, они очень хорошо играют, я смотрю на них и думаю – у нас просто удивительная страна. Пусть будут и массовые, и «элитные» мероприятия.

Беседовала Арина Ковязина